Семья наркозависимых, проблема созависимости

Семья наркозависимых, проблема созависимости

Мужчины, страдающие наркотической зависимостью, подчиняют своих жен/подруг различными способами, превращая их в созависимых. Причем женщины редко сопротивляются этому, неосознанно позволяя себя подчинять. В процессе совместной жизни с наркоманом созависимость способна проявляться в разных формах. Специалисты выделили 6 основных и наиболее типичных форм наркотической созависимости, вот 3 из них.

1. Жена-мамочка

Для чего супругу-наркоману брать на себя ответственность за благополучие семьи, если его благоверная добровольно взвалила все хлопоты, в том числе бытовые, на собственные плечи? Она решает вопросы и проблемы, нянчится не только с ребенком, но и мужем, пытается обеспечить всех домочадцев материально, работая на двух, а иногда даже трех работах одновременно.

Нормальная семья – общая ответственность супругов за семейное счастье, дом и быт, материальный достаток, здоровье детей.

Супруги обязаны являться друг для друга равноправными партнерами и быть готовыми разделять ответственность за семью.

Негативными последствиями созависимости, проявляющейся в указанной форме, выступает утрата супругами чувств друг к другу. К тому же они перестают воспринимать свой союз как дружественный альянс.

Жена-мамочка не ждет, пока ее попросят о помощи. Она добровольно жертвует собой ради мужа-наркомана. Она готова служить ему всегда, вплоть до самоотречения.

Опекая супруга, как маленького или недееспособного человека, жена-мать неизбежно «играет роль вечной пилы», донимая благоверного фразами примерно такого плана: «Сколько можно тебе повторять… Ты, надеюсь, уже выполнил то, о чем тебя просили…».

Такое поведение жены заставляет мужа превращаться в «глухонемого» человека. А ей становится нестерпимо обидно.

В психологическом плане отношение жены-мамочки отравляет существование мужа, который чувствует свою ущербность, никчемность.

Вследствие этого его самооценка, и без того низкая по причине имеющейся патологической тяги к наркотикам, снижается еще больше.

Взваливая на себя обязанности супруга, жена-мать препятствует приобретению супругом бесценного жизненного опыта, обучению на собственных ошибках. Данная форма созависимости лишает внутренней свободы обоих супругов.

2. Жена-угодница

Женщина всячески угождает супругу-наркоману, детям, свекру и свекрови, родителям и другим родственникам. Она встает на рассвете, чтобы успеть приготовить завтрак для всех.

И неважно, что она не выспалась, так как заснула 2-3 часа назад.

Жена-угодница никогда не выскажет свои претензии супругу, даже если он совершил что-то выходящее за рамки нормы, никогда не повысит на него голос и не станет обращаться к нему с просьбами о помощи.

Многие могут удивиться. Что же плохого в таком поведении жены? А плохо то, что это не добровольное взваливание на себя чужих обязательств, а настоящее самопожертвование, способ выжить в сложных условиях.

Угодническая модель поведения обусловлена тем, что жена наркомана остро нуждается в эмоциональной привязке к мужу. Ей просто необходимо принадлежать кому-то, являться чьей-то собственностью, быть морально привязанной к кому-то.

Исполнение этой роли дарит ей чувство надежности и безопасности.

Патологическая боязнь утратить чувство эмоциональной привязанности обусловлено подсознательным стремлением угождать, страхом перед одиночеством, потерей дорогих людей, неодобрением и/или осуждением с их стороны.

Из всех перечисленных комплексов и произрастает самый главный страх – страх конфликтовать.

Именно поэтому жена наркомана, у которой созависимость проявляется в данной форме, готова к потере своей независимости, стремясь во всем угождать мужу и другим домочадцам.

3. Жена-жертва

У такой жены созависимость проявляется в подсознательном желании передать мужу бразды правления собственными материальными средствами, временем и жизнью в целом.

Она постоянно испытывает потребность в страданиях, унижениях и полном подчинении.

Свою патологическую модель поведения жены-жертвы часто оправдывают таким высказыванием: «Меня с детства учили жить ради других, а если жить исключительно ради собственного удовольствия, значит, быть эгоистом, а я не такая».

Самое ужасное, что жены-жертвы часто бывают битыми своими мужьями-наркоманами. При этом они никогда не жалуются, воспринимая это как должное. Их терпение поистине бездонно, они уверены, что подобное отношение со стороны благоверного является нормой.

Конечно, выходя замуж, потенциальные «жертвы» и не подозревали, что смогут переносить систематические побои. Но шло время, их психологическая выносливость к эмоциональной, а затем и физической боли повышалась.

Этот процесс можно сравнить с развитием толерантности при приеме наркотических веществ и/или алкоголя.

И здесь тоже работает схема «чем выше дозировка, которую спокойно переносит организм, тем тяжелее патологическое состояние».

Жена-жертва живет в иллюзорном мирке, который сама же и создала. Она не желает замечать ужаса, происходящего вокруг, и осознавать угрозу, нависшую над семьей.

Глубоко в душе она надеется, что однажды муж-наркоман одумается, прозреет, самостоятельно бросит употреблять запрещенные вещества и обязательно оценит подвиги, которые она совершала во имя любви и сохранения семейного очага.

Но, чтобы ускорить наступление этого светлого события, мне нужно быть еще более преданной супругой, еще более радушной и терпеливой – так думает жена-жертва. Неистребимая надежда на то, что чудо обязательно произойдет, является одним из самых типичных признаков жертвенной формы созависимости.

Семья наркозависимых, проблема созависимости

Жены/подруги зависимых от наркотиков мужчин часто болеют сами. Как в физическом, так и психологистом плане. В первом случае чаще всего возникает болевой синдром в области позвоночника, а также головные боли. Во втором случае жены страдают затяжными депрессиями, постоянно пребывают в тревожном состоянии, мучаясь невротическими расстройствами, в том числе бессонницей.

Жена с такой формой созависимости манипулирует мужем-наркоманом с помощью своего болезненного состояния. Делает она это чаще всего неосознанно.

Ну, кто же готов вести отчаянную борьбу с больной женщиной, которая, возможно, даже прикована к постели? Конечно, никто, находясь в здравом рассудке, на такое не решится.

Муж, скорее всего, даже не сможет отказать жене в удовлетворении ее просьб, желаний, потребностей.

Пытаться постоянно выглядеть больной, то есть симулировать, или же быть больной по-настоящему – на это жена затрачивает огромные силы, но зато она получает желаемое, манипулируя мужем.

Однако за все приходится платить. В данном случае жена платит собственной свободой.

Ведь разве можно вести речь о какой-либо свободе, если женщина постоянно больна? Не зря существует выражение «Инвалидом скажешься – инвалидом и окажешься».

5. Жена-стерва

Некоторые ошибочно полагают, что стерва – женщина, способная резко высказывать свое мнение и рьяно защищать собственные взгляды/интересы.

Но на самом деле стервой является дама, которая вымещает свою злобу и раздражение из-за жизненных неудач на муже, детях и других родственниках. В нашем случае на супруге-наркомане.

Причины стервозности всегда кроются в невысказанном когда-то негативе, в скрываемой в течение длительного времени ярости.

Стервозная тактика поведения не позволяет созависимой жене решить проблемы семьи, поскольку негатив, накопленный в душе, отравляет ее существование в принципе, не давая возможности сохранять самооценку на должном уровне.

Нельзя сказать, что жены-стервы – плохие. Они лишь испытывают страх, таят в своей душе обиды и любыми способами желают улучшить собственную жизнь.

И главное – они просто-напросто не понимают, как им поступить, чтобы добиться взаимно-независимых, искренних отношений с мужем-наркоманом.

6. Жена-великомученица

Такую форму проявления созависимости в женщине можно узнать по типичным фразам, которые она регулярно произносит, например: «Ой, какая я бедненькая, как я мучаюсь.

Хочу, чтобы мужу было хорошо, а я уж как-нибудь перебьюсь…». Независимо от темы разговора, жена-великомученица постоянно вворачивает фразы указанного характера в свой монолог.

Если фразы и не произносятся напрямую, они обязательно подразумеваются по смыслу/ контексту.

Жены-великомученицы уверены, что, если они будут систематически жаловаться на судьбу, жалея себя, окружающие непременно начнут им сочувствовать, всячески помогать, поддерживать.

Для созависимой жены важно донести до окружающих мысль, что муж-наркоман заставляет ее испытывать душевные страдания и руководит ею.

В действительности же все наоборот – жены управляют мужьями, вселяя в них чувство вины, которое со времени только крепнет, порождая другие комплексы и страхи.

Специалисты уверены, что такое поведение женщины свидетельствует о пережитой ею в детстве психологической травме. Скорее всего, подобную модель поведения жена-великомученица переняла у своей матери, которая вела себя аналогично. Поэтому, повзрослев, она «набрасывает на шею» мужа и остальных домочадцев такую же «удавку» в виде стойкого и прогрессирующего чувства вины.

Во всех формах проявления созависимости прослеживается общие тенденции – стремление к самопожертвованию, низкая самооценка и подсознательное желание регулярно предавать себя.

Созависимые жены отказываются от своих интересов, проживая жизнь исключительно ради мужа и детей.

Они никогда не задаются вопросом, а нужен ли мне такой супруг, кладя на жертвенный алтарь все – молодость и красоту, успех и счастье, здоровье и материальные блага.

Оставьте свои контактные данные, и мы проконсультируем, как вы можете помочь:

Фонд не несёт ответственности за распространение третьими лицами информации рекламного характера о фонде вне специально отведенных для этого мест

Меню

Преодоление созависимости при наркомании: как вести себя при лечении

Семья наркозависимых, проблема созависимости

Под созависимостью в медицине подразумевается особое состояние людей близких к наркоману, выражающееся в изменении отношений к больному. При этом у них нарушается способность адекватно оценивать сложившуюся ситуацию, принимать правильные решения. У созависимых возможно появление личных психических проблем. В последнее время выявлению и устранению отклонения уделяется все большее внимание. Данная необходимость вызвана растущим числом лиц, страдающих этим нарушением. По наблюдению врачей-практиков можно смело утверждать то, что около 85% родственников особ, страдающих наркоманией, находится в сопутствующей психозависимости, проявляющейся деструкцией собственной личности.

Как проявляется созависимость

Близкий человек, находящийся практически постоянно с наркоманом постепенно изменяется сам. Его психика вынуждена приспосабливаться к частым стрессам, тревогам, ожиданию беды. Психические перегрузки сказываются на образе мышления, поступках.

Читайте также:  Гипотиреоз - снижение функции щитовидной железы

Созависимость является своеобразным защитным приспособлением, средством выживания в тяжёлых условиях, налагаемых на близких наркозависимого родственника. Постоянные попытки помочь больному своими силами часто оканчиваются неудачами.

Чтобы найти какой-то выход из положения приходится придумывать и предпринимать неординарные шаги, иногда абсурдные и заведомо обречённые на негативный исход.

При беседе с созависимым выявляются:

  • Долгое невидение проблемы и развивающейся болезни.
  • Оправдание негативных форм поведения пациента и самооправдание на этом фоне.
  • Пребывание в самообмане.
  • Агрессивные виды ответов окружающим людям, указывающим на проявление асоциальных поступков наркозависимого, оправдание его.
  • Нарастающая тревожность, подсознательное ожидание грядущей беды.
  • Приступы безразличия и апатии.
  • Самообвинение и заниженная самооценка.
  • Проблемы со здоровьем, обострение имеющейся хронической патологии и появление новых заболеваний в результате пребывания в стрессе.

Люди с созависимостью находят множество объяснений нерационального и болезненного поведения наркомана.

Находясь во власти ложных выводов, созависимый человек оправдывает негативные поступки больного. Проблема дополняется тем, что наркозависимый часто манипулирует сознанием своего близкого.

На этом фоне у родственника теряется способность нормально осознавать имеющуюся ситуацию, принимать правильные и логичные решения. Степень этого отклонения может быть разной и зависит от особенностей характера, темперамента, воспитания, внутренней культуры и других нюансов.

Чаще всего жертвами нарушения становятся:

  • Личности, выросшие в неблагополучных семьях, в которых было принято унижение детей, домашняя тирания.
  • Воспитанники детских домов, лишённые нормальной родительской опеки и подвергавшиеся насилию со стороны своих сверстников.
  • Эмоционально неуравновешенные лица.
  • Люди, имеющие тревожную акцентуацию, одолеваемые сомнениями.
  • Эмотивные и чрезмерно сочувствующие личности.

Наркомания оказывает тяжёлое воздействие на окружающих больного.

Постоянное ожидания беды, стрессы, недосыпания и плохое питание усиливает психические нарушения созависимого. Он перестает адекватно оценивать происходящие события, совершает алогичные действия и поступки. В этом состоянии ему нужна психотерапевтическая помощь.

Если её не оказать, то при лечении наркозависимого не удастся добиться положительного результата ввиду искажённой формы поведения обоих.

Этапы созависимости и признаки ее проявлений

Постепенное развитие проблемы имеет на каждой ступени свои определённые отличия. Каждое из них требует определенного подхода со стороны психотерапевта для получения быстрого и эффективного результата их устранения.

Процесс идет в несколько этапов, проявляющихся ролями:

Находящийся рядом с наркоманом человек пытается помочь ему всеми имеющимися возможностями. Для этого он пробует понять больного, стать на его место, оценить ситуацию глазами страждущего наркоманией.

На этом фоне у желающего поддержать претендента на лечение в клинике начинает изменяться собственное отношение к наркопристрастию. Первый признак отклонения – отрицание имеющейся проблемы.

Созависимый принимает точку зрения, заключающуюся в том, что наркозависимость – это следствие каких-то внешних факторов, а не внутренних сложностей. И бороться надо именно с ними, а не с болезнью.

Находясь в заблуждении, близкий верит словам наркомана о том, что он справиться с бедой самостоятельно, а вот сейчас требуется срочно достать средства на необходимую дозу. Очень распространена заранее обречённая на неудачу практика постепенного снижения дозы наркотика в домашних условиях. Именно так упускается драгоценное время, требуемое для начала лечения.

После бесплодных попыток помочь страдающему наркоманией, находящийся с ним близкий человек начинает понимать, что требуется переходить к решительным действиям.

Он контролирует абсолютно все шаги и действия больного, даже в области личного пространства. На этом этапе предпринимаются первые попытки лечения в наркоклинике.

И если они не реализованы, или терапия оканчивается неудачей, то развивается третья ролевая фаза.

В этом случае созависимый осознаёт собственное бессилие в борьбе с болезнью. Этим состоянием немедленно начинает пользоваться наркоман, добиваясь усугубления ощущения вины близкого. В итоге усиливаются страдания, как лица принимающего наркотик, так и пытающегося ему помочь.

На каждом этапе выход только один – срочное лечение в наркоклинике.

Как уйти от созависимости

Обращаясь к наркологу, наиболее близкие к пациенту родственники впервые узнают, что начинать излечение надо именно с себя. Врачу приходится настойчиво доказывать им то, что они сами находятся в патологическом состоянии.

Поэтому специалист направляет свои усилия на:

  • Разъяснения сути созависимости.
  • Доказательства того, что она имеется у клиента.
  • Убеждение в необходимости целесообразного поведению и отказа от сложившегося стереотипа жизни (спасителя, преследователя, жертвы).
  • Специальные формы психотерапии (индивидуальные занятия, групповые виды психологической помощи, обучение правильным социальным действиям).

В последнее время все чаще ведущими наркоклиниками стали применяться новые методы, основанные на одновременном воздействии как на наркомана, так и на созависимого.

Взаимоотношения в семье и созависимость

Алексей, лет, так описывает свой мотив обращения за психотерапевтической помощью: «В детстве у меня были очень сложные взаимоотношения в семье. Отец часто выпивал, в таком состоянии он становился агрессивным. Он мог легко наорать на меня, а иногда даже ударить меня или мать. Пока был совсем маленьким, я его очень боялся. Помню, как со страхом гадал, придет отец пьяным или нет.

Из-за этого старался меньше времени проводить дома. Одно из воспоминаний детства – отец ломает входную дверь, так как мать его не пустила. Потом приезжает милиция, вызванная соседями, но мать настаивает на том, чтобы отца не забирали, а оставили дома. В подростковом возрасте в адрес отца больше испытывал злости. Был стопроцентно уверен в том, что у меня в семье это точно не повторится.

Решил пораньше начать самостоятельную жизнь. Переселился в общежитие. Собственные отношения с алкоголем понемногу менялись. В подростковом возрасте был категорически против любых алкогольных напитков. Когда начал работать, иногда выпивал с коллегами. Сохранялась собственная уверенность, что со мной подобного никогда не произойдет. Прошло 5 лет.

И вдруг, я заметил, что мой собственный сын боится меня!

Это событие явилось для меня страшным ударом, я вдруг понял, что с алкоголем нужно что-то делать пока я полностью не превратился в отца. Поэтому и пришел за помощью к психотерапевту».

Почему же Алексей наступил на те же грабли, что и его отец? Широко известным фактом является вероятность развития алкогольной зависимости от наличия проблем со спиртным в родительской семье. Можно подумать, что «это генетика во всем виновата». Да, генетическая предрасположенность важна для развития зависимости, но серьезную лепту вносит «семейный сценарий».

Именно в семье закладываются основы взаимоотношения людей между собой и с окружающим миром. В детстве ребенок еще не имеет своего четкого мнения о том, «что такое хорошо, что такое плохо». Для него родители являются очень значимыми фигурами. Ребенок во многом пытается подражать им.

Именно родителей дети часто идеализируют: «Моя мама самая красивая, папа самый сильный и умный!» То как родители общаются, как решают конфликтные ситуации, как проводят свободное время, крепко запоминается и становится некоторым внутренним сводом законов или правил. Данные правила, как правило, не осознаются.

Заметить их можно, когда начинается совместная жизнь со второй половиной. В такой момент начинается «притирка», когда соприкасаются не только муж и жена, но и фактически две родительские семьи. Каждая со своим укладом. Понятно, что человек не воспроизводит усвоенное в родительской семье «один к одному», но многое, хоть и с коррективами начинает проявляться.

Какие же можно сделать выводы для себя? Ваши взаимоотношения с алкоголем влияют не только на Вас, но и на Ваших детей, и на Ваших внуков. Наиболее значимое влияние на детей оказывают не слова, а Ваше поведение. Если Вы говорите, что пить плохо, но при этом каждую пятницу приходите домой «на рогах», то слова о вреде пьянства не стоят и ломаного гроша.

Подумайте над тем, какую жизнь Вы хотите видеть у своих детей и внуков. Помните, что их жизненный сценарий закладывается уже сейчас!

Семья наркозависимых, проблема созависимости

В семьях зависимых людей можно найти характерные особенности. Близкие люди в ответ на непредсказуемое поведение зависимого родственника начинают вести стереотипно.

Эти характерные особенности поведения суммировали и систематизировали, таким образом, и появилась схема созависимых отношений, названная треугольником Карпмана.

Один и тот же человек может играть одну или несколько ролей, совершая «перескоки» из роли в роль.

Основные роли и их описание. Спаситель это тот человек, который постоянно спасает зависимого. Спасителем может являться жена, знакомый врач или (чаще всего) мать больного. Основная функция спасителя – помощь «бедному» пьющему человеку в различных кризисных ситуациях. Зависимый человек в кризисные ситуации попадает часто, поэтому спаситель как нельзя кстати.

Например, вечером негодовавшая жена утором начинает, как больного ребенка отпаивать «перебравшего» мужа минеральной водой. При необходимости, она может даже вызвать доктора с капельницей, чтобы облегчить страдания зависимого человека. Роль спасителя может быстро надоедать. Как и любая другая роль из созависимого репертуара, роль спасителя несет психологическую выгоду.

Может возникнуть гневный возглас: «Что Вы говорите, как же это мне может быть выгодно спасать пьяницу от последствий!?». Очень даже может. Психологическая выгода чаще всего не осознается и в плане жизненных последствий ее выгодой назвать сложно.

Но спасая зависимого человека, спасатель чувствует, что он сейчас очень нужен, в нем нуждаются теперь уже точно никуда от него не денутся. К сожалению, играя роль спасателя, близкие люди ограждают пьющего человека от ответственности за свое поведение и жизнь в целом. Благими намерениями выстлана дорога сами знаете куда.

Чем позднее человек осознает всю губительность зависимости, тем меньше шансов победить болезнь. Часто в начале лечения сам больной и его близкие пытаются поставить врача-психотерапевта или нарколога на пьедестал спасителя:

Читайте также:  Этиопатогенез алкогольных психозов. Как проявляется?

«Вы и только Вы может спасти нашего … Мы Вам верим. Сделайте так, чтобы он не пил!». Врачу легко поддаться и взойти на шаткий пьедестал, но надолго там закрепиться шансов практически нет. С этого момента ответственность за принятие решения «пить или не пить» принимает на себя врач. Это было бы вполне справедливо, если бы врач решал для себя какие отношения ему стоит иметь с алкоголем.

РЕШЕНИЕ ПИТЬ ИЛИ НЕ ПИТЬ ВСЕГДА ПРИНИМАЕТ САМ ЧЕЛОВЕК! Зависимый человек с радостью освобождается от ответственности и начинает искать удобное место и время для того, чтобы это отпраздновать!

Преследователь всегда пытается проверять и наказывать пьющего человека. Он постоянно беспокоится и злится. Супруги пьющих людей часто надолго застревают в роли преследователя или жертвы. Преследователь относится к преследуемому не как к взрослому человеку, а скорее как к набедокурившему ребенку.

Преследователь может манипулировать зависимым человеком. Сам преследователь не всегда замечает свои манипуляции: «А какое ты имеешь право принимать решения в семье, если ты пьешь?», «Раз ты опять напился, то теперь ты должен …».

Вариантов манипулятивного поведения масса, зачастую они очень тонки и изящны.

Жертва всегда страдает. Своими страданиями жертва привлекает внимание окружающих и их сочувствие. Всем своим поведением она говорит: «Посмотрите, как я мучаюсь с этим алкоголиком!», «Как я страдаю, никто другой этого бы не вынес!».

Поведение жертвы постепенно начинает утомлять окружающих людей. Они видят, что поведение жертвы часто расходится с ее словами.

Можно десять и пятнадцать лет говорить о том, что «если он еще раз напьется, то точно уйду» и продолжать жить вместе.

Играя любую из созависимых ролей, человек обречен на медленное разрушение. Зависимого человека убивает алкоголизм, а созависимого попытки контролировать чужую жизнь. Эрик Берн писал:

«Созависимые пытаются спасать других потому, что для них это легче, чем переносить дискомфорт и неловкость, а порой и душевную боль, сталкиваясь с неразрешенными проблемами. Созависимые не говорят: “Это очень плохо, что у тебя такая проблема. Чем я могу тебе помочь?”. Их ответ таков: “Я здесь. Я это сделаю за тебя”». Созависимые заблуждаются, думая о том, что они помогают близкому человеку.

Да, в конкретный момент зависимому может стать легче, его «спасут», но в будущем он будет пить дальше и вероятность его смерти от алкоголизма только увеличивается. Созависимый человек, как и зависимый, не видит своих проблем, он всецело ориентирован только на управление жизнью зависимого члена семьи. Созависимый перестает жить своей жизнью, своими интересами.

Ему кажется, что он помогает, есть ощущение нужности. На самом деле, он только подталкивает больного человека в пучину зависимости. Очень часто созависимые сами нуждаются в психологической помощи. Не случайно наряду с группами «Анонимных Алкоголиков существуют группы Анонимных Созависимых. Специально для тех людей, чьи близкие страдают зависимостями, был предложен термин «жесткая любовь».

Что же он обозначает? Жесткая любовь – это когда «я эмоционально поддерживаю близкого человека, но не поощряю его зависимость. Я продолжаю к нему относиться хорошо, но не снимаю с него ответственности за свое состояние, путем дачи денег, «прикрывания» на работе или любым другим путем».

На первых этапах понятие «жесткая любовь» в основном относилось к поведению в семьях наркозависимых, но в последующем оказалось справедливым для большинства семей пьющих людей, пациентов страдающих патологической склонностью к азартным играм.

Близким, придерживающимся принципов «жесткой любви», бывает тяжело следовать по выбранному пути, но только так они действительно могут помочь зависимому человеку. Гуревич К.М. пишет: «Сдвиг ролей в треугольнике сопровождается изменением эмоций, причем довольно интенсивных.

Время пребывания созависимого человека в одной роли может длиться от нескольких секунд до нескольких лет, за один день можно двадцать раз попеременно побывать в роли спасателя – преследователя – жертвы. Цель психотерапии в данном случае заключается в том, чтобы научить созависимых распознавать свои роли и сознательно отказываться от роли спасателя. Профилактика состояния жертвы заключается в сознательном непринятии роли спасателя».

Удачи Вам и своевременного решения жизненных проблем!

Чем опасна созависимость, и как ее победить

Нет, они не пьют вместе с ними водку, не употребляют наркотики и не играют в казино. У родственников развивается другая зависимость — психологическая. Они полностью подчиняют свою жизнь «больному».

«Как я его брошу — он же без меня пропадет!» Или «Как я ему есть не приготовлю — он же будет питаться одним спиртным!» Для людей, которые подчинили свою жизнь спасению алкоголиков или наркоманов, существует специальный термин — созависимость.

Как она формируется и каждый ли к ней склонен, чем она опасна для детей, как не поддерживать зависимость своего ближнего и что такое «жестокая любовь», рассказал психолог, гештальт-терапевт, руководитель реабилитационного центра «Радуга» Александр Федоров.

Семья наркозависимых, проблема созависимости

— Кто втягивается в созависимость?

— Зависимый человек, как правило, живет не один, у него есть близкие — родители, братья или сестры, жена или муж.

Если алкоголизм — это болезнь, и у больного есть изменения психики и поведения, то неизбежно, что у тех, кто находится с ним в близком контакте, тоже меняется и психика, и поведение.

Созависимость как болезнь не выделяют, но специалисты оценивают ее как очень болезненное состояние.

— В чем проявляется созависимость?

— Если глобально, то фокус внимания человека перемещается с себя на своего близкого. Причем близкий может быть какой угодно — не только алкоголик, но и наркоман, игроман.

А если посмотреть более широко, то инвалид или престарелый близкий родственник, к которому у созависимого сильная эмоциональная привязанность.

И человек начинает думать не о себе и о своих потребностях, не о том, что ему дорого и важно, а об этом близком человеке.

— И как меняются их отношения?

— В первую очередь со стороны созависимого возникает контроль. Он стремится контролировать своего зависимого близкого, чтобы он не пил, или пил, но в ограниченном количестве. Если это наркоман, то, например, постоянно проверяет зрачки. Это частые звонки, скажем, по пять-семь раз в день.

«Ты вышел с работы? И где ты сейчас? Зашел в магазин? А что покупаешь?» Если человек в гостях, то мать или жена тоже несколько раз звонят: «С кем ты сейчас? Почему я не слышу их голоса? А пусть они подтвердят». Такой стиль поведения — это своеобразная «норма» для созависимых отношений.

Также характерен навязчивый стиль поведения. Часто — даже гиперопека и неразумный сверхзабота. «Тепло ли ты одет?» По отношению к 40-летнему мужчине это нелепо.

Или мать звонит взрослой дочке: «Ты поела? А как у вас дела? Вы не поссорились?» Гиперопека и сверхзабота зависимых людей раздражают и злят.

Такое поведение может быть даже толчком к срыву, чтобы человек, который в настоящий момент трезв, вернулся к употреблению. Это, конечно, не главная причина, но она имеет место.

Созависимость может проявляться и в виде агрессии. Нередко забота (сделай то, сходи туда, побудь дома) не приносит успеха.

Близкий бьется за трезвость — деньги платит, в наркологию устраивает, больного «прокапывают» после запоя, а он выходит и через неделю снова «в хлам». После такого руки опускаются, человек может впадать в отчаяние, лить слезы.

А потом появляется законная злость. И созависимый начинает проявлять агрессию — в лучшем случае на словах (скандалы, ругательства), а зачастую это и избиение.

— Созависимость — это больше женская проблема?

— Мужчинам это тоже свойственно, хотя, может быть, и не так ярко проявляется. К примеру, несколько лет назад у меня на приеме был отец молодого наркомана. Он старался и на реабилитацию его устроить, и на психотерапию, но ничего не помогало.

Молодой человек упорно возвращался к употреблению наркотиков, и все выглядело очень грустно. Отец признался: «У меня были мысли сломать ему позвоночник. И пусть он будет лучше лежачий, но не сможет больше употреблять наркотики.

Я буду его любить и заботиться о нем в таком виде».

— Любой человек склонен к созависимости? Каждая ли женщина станет созависимой, продолжительное время живя с алкоголиком?

— Есть разные взгляды на происхождение созависимости. Согласно некоторым американским исследованиям, к ей склонны 98 % населения. Здесь речь идет о структуре личности, о несовершенстве человеческой природы.

Склонность к созависимости есть почти у каждого, вопрос только в ее степени: у кого-то немного, у кого-то больше, у кого-то много, у кого-то слишком много. По сути личность у человека зависимого и созависимого очень похожа, ее можно назвать зависимой структурой личности.

И закладывается это в родительской семье. Здесь играют роль ряд факторов, и доминируют, как правило, психологические травмы с вариациями насилия. Разумеется, важны наследственность и воспитание. И закладывается это в возрасте от рождения до 3-7 лет.

Читайте также:  Получение и применение опиатов. Лечение зависимости от опиатов

Насилие может быть разного рода: физическое, сексуальное в том числе, эмоциональное, духовное. Это почва для формирования зависимой структуры личности.

Причем насилие не всегда очевидно: это могут быть какие-то подавленные эмоции у родителей. Они могут быть образованы и интеллигентны, внешне все выглядит хорошо и правильно, но в своих семьях им недодали нежности и не научили эмоциональной культуре. И они холодные и скованные.

Соответственно, тепла в семье мало: не принято поцеловать в щеку, сказать искренние слова. И таких семей немало. Внешне все хорошо, а теплоты не хватает, и ребенок ей не обучается. Родители поссорились и не разговаривают друг с другом.

Атмосфера негатива отчетливо ощущается, ребенок не может это объяснить, но понимает, что ему здесь плохо.

Сильные детские переживания могут быть токсичны: вина, страх, злость. И жить с этим довольно дискомфортно, поэтому человек ищет способ, как облегчить свое состояние. Вариантов много, один из них-работа, тогда он становится трудоголиком.

Казалось бы, ничего плохого, но когда человек всего себя в нее вкладывает, он недодает семье, детям, у него мало хобби и друзей — страдают все остальные стороны жизни. Также это может быть эмоциональная зависимость, сексагализм, религиозный или другой фанатизм, игромания, шопоголизм.

И как вариант развития событий — наркомания и алкоголизм.

— Если с зависимым человеком живут в том числе и несовершеннолетние дети, они тоже страдают от созависимости?

— Детей это травмирует, и очень сильно. Перечисленные токсичные эмоции именно здесь и проявляются. Пьяный папа может накричать, побить, унизить. А возможно, и нет. Но все равно хороший папа куда-то исчезает, а пьяный лежит где-то в своей комнате, к нему страшно и неприятно подойти, от него плохо пахнет. Вот это токсичный стыд. Об этом стыдно рассказать ровесникам и друзьям.

У таких травмированных детей, живущих в подобной атмосфере, большие шансы стать химически зависимыми. Ибо здесь и наследственность, и пример перед глазами. Ведь если ребенок не видит и не понимает, как это, то он, скорее всего, туда и не полезет. А если у мамы, папы, братьев или сестер такой образ жизни, то кажется, что это нормально.

А возможен и противоположный эффект: у ребенка может навсегда сформироваться отвращение к спиртному или наркотикам. Но при этом есть некоторая комплиментарность: девочку, у которой отец-алкоголик, будет тянуть к алкоголикам-мужчинам. Не обязательно, что так произойдет, но велика вероятность, что созависимая девушка выберет себе мужа-алкоголика.

Ведь образ любимого мужчины, как правило, похож на отца.

— Что делать созависимому? Бросить алкоголика и жить своей жизнью? Или идти к наркологам и психотерапевтам и стараться его вытащить?

— Сложный вопрос, и однозначного ответа нет. Иногда девушкам, которые ходят на психотерапию, хочется сказать: убегай, ведь ничего хорошего тебя там не ждет, только боль и страдания. А где-то имеет смысл и побороться.

— И эта борьба приносит результаты?

— Конечно, иначе не было бы смысла этим заниматься. На реабилитацию люди попадают по разным причинам. И насовсем отказаться от наркотиков, спиртного или игры — таких личных осознанных решений единицы. Этот человек достиг дна, поранился, у него еще не слишком спрогрессировала зависимость, и он бежит за помощью.

Но в основном мотивация не внутренняя, а внешняя — вынуждают идти к нам лечиться или работодатель (если человек не так запущен и начальник в теме, хочет помочь и дает последний шанс), и человек за этот шанс может ухватиться. Или жена, сестра, брат, взрослые дети — вот таких ситуаций больше всего.

Или ты идешь и по-серьезному лечишься без всяких «если» и «может быть», или развод. Или дети говорят, что мы с тобой, отец, в противоположном случае больше общаться не будем. Это примеры так называемой жестокой любви. Это целая система, разработанная в Англии сообществом родителей наркоманов. Они не отказываются от ближнего, но и не потакают его слабости.

А ставят очень жесткие категорические условия: если хочешь, чтобы у нас были отношения, поддержка и помощь, то идешь и лечишься прямо сейчас.

— Кстати, интересно, сколько людей из тех, кто приходит на реабилитацию в программу «Радуга», выдерживает все этапы?

— Определенное количество, конечно, не выдерживает и сбегает, или мы выписываем за серьезное нарушение правил. Процентов 80 % их полностью проходит. Из тех, кто прошел «Радугу», около 30 % наркоманов и около 40 % алкоголиков достигает успешной долгосрочной ремиссии. Еще лучший показатель у женщин — около 45-50 %. И это очень много. Ведь на самом деле шансы на трезвость не так и велики.

— Возвращаясь к созависимости. Что с ней делать?

— В первую очередь обратиться к специалисту и получить минимальные знания. Специалист объяснит, что такое зависимость и созависимость и как с этим бороться. Что-то можно поискать самостоятельно в интернете, но лучше все же, если объяснять профессионал. Решиться на определенные действия многим сложно.

И тут может помочь психотерапия, но это не так просто, ведь стоит денег. Есть еще вариант — группы для созависимых, так называемые «Ал-Анон». Есть организация «Взрослые дети алкоголиков», там тоже можно получить полезную помощь. Важно понять проблему и найти людей, которые могут помочь и подсказать.

И не поддерживать зависимость, а противостоять ей.

— И как ее не поддерживать?

— В первую очередь перевести фокус на себя и вспомнить о своих потребностях. Прогулки, друзья, кино, театр, бассейн, вязание. А по отношению к зависимому — «жестокая любовь». На начальных стадиях злоупотребление — это секрет семьи, такое, как правило, скрывается от окружающих.

Или то, что оно просто есть, или то, что оно чрезмерное, или его последствия — обо всем этом молчат. И есть способ борьбы, пока человек не зашел далеко, пока болезнь прогрессирует не сильно. Это стыд и страх последствий. Таким образом прописывается план санкций.

Если ты, скажем, в течение трех дней не обратился к наркологу, то звоню всем родственникам и близким, пишу письма и говорю, что ты заболел, ты алкоголик, прошу повлиять. И обязательно привести «приговор» в исполнение, чтобы человек понимал, что это не шутки.

Когда приговор исполнен, все близкие в курсе, следующий этап: когда еще три дня проходит, и ты не начинаешь лечиться, звоню всем твоим друзьям — с кем учился, работаешь, ездишь на рыбалку. И также приводится в исполнение. Третий этап: сообщаю в школу, где учится твой ребенок… И таких этапов несколько.

— Очень жесткий план, не каждый сможет его выполнить.

— Но эта система работает. Да, надо иметь твердость и уверенность, ведь это действительно крайне болезненно и происходит очень жесткая конфронтация. Здесь важно осознавать, что это не месть, а именно «жестокая любовь». Алкоголики и наркоманы — это неправильно воспитанные или недовоспитанные дети. И к их воспитанию приходится возвращаться во взрослом возрасте.

Елена КРАВЕЦ

Как избавиться от созависимости при наркозависимости

Зависимость от наркотических препаратов и алкоголя – это тягота не только для употребляющего человека. Зачастую, особенно сильные страдания испытывают родственники. Так что ничего удивительного нет в том, что довольно быстро развивается созависимость при алкоголизме и наркомании. Особенно заметна созависимость жен наркоманов.

Что такое созависимость при наркомании?

Как и у любого другого заболевания, здесь имеется целый ряд симптомов и постепенное развитие. В семье возникают серьезные проблемы, если у супруги развивается созависимость при наркозависимости мужа, такая болезнь даже может привести к семейной наркомании, так как многие жены начинают употреблять вместе со своими половинками, таким образом, как бы поддерживая их.

Признаки возникновения болезни:

  • Отношение здоровых людей к наркотикам постепенно меняется. Родственники начинают невольно защищать образ жизни наркозависимого. Возникают неоправданные убеждения, которые всячески оправдывают употребление наркотиков. Объяснения больного по поводу его слабости принимаются охотно.
  • Созависимые все больше начинают переживать о том, чтобы соседи и друзья не узнали о пристрастии к наркотикам и не правильно поняли тяжелую ситуацию внутри семьи. Вместо того чтобы убедить человека отправиться на лечение, близкие из-за всех сил пытаются скрыть проблему от окружающих.
  • Возникает постоянная тревога и чувство вины, когда уже зависимость не получается скрыть от социума. Страх того, что кто-то узнает истинный масштаб проблемы.
  • Человек перестает жить своей жизнью, все его действия и помыслы направлены только на опеку и защиту наркомана.

Что делать созависимым наркоманов?

В первую очередь человек не должен забывать о том, что у каждого своя жизнь. Не стоит бросать свои увлечения и всего себя отдавать больному. Он от этого не вылечится, а созависимый будет чувствовать себя несчастным и постоянно себя жалеть!

Рекомендуется прочитать книгу про созависимость при алкоголизме и наркомании Валентины Москаленко. Из нее можно многое подчерпнуть о болезни и способах борьбы с ней.

Как избавиться от созависимости от наркомана?

Единственный верный вариант – обратиться к профессионалам. Исцелить нужно не только наркозависимого, но и созависимого. В этом деле очень действенны беседы с психотерапевтом.

Вы можете обратиться за бесплатной консультацией в наш наркологический центр в Москве!

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *